Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

принц Септимус

(no subject)

Фикбук стал такой сложный. Там теперь столько жанров, предупреждений, метки какие-то появились. Сидишь и гадаешь, чего отметить, чтобы твой фанфичек, кровь души, хоть как-то нашел своего читателя на бескрайних просторах. Фикбуку пора уже выпускать какие-нибудь курсы CEO. Может, он и выпускает.
Бу!

Блохосиквел: начало конца.

Всякий раз, когда я ем роллы, я вспоминаю господина Шишио и мне делается грустно. Всякий раз, когда на фикбуке меня просят дописать про Кромешника и Крокодила, мне делается неловко. Но особенные страдания я испытываю, когда вспоминаю про блохосиквел: в других двух случаях вдохновение меня просто покинуло, но тут оно покинуло меня после того, как я написала около двадцати страниц из финала. И эти страницы мне нравятся :(
В общем, это, конечно, неправильно, но вот кусок из финала блохосиквела, и дайте мне фидбека.
Collapse )
Есть еще один большой написанный кусок, но его как-то совсем некрасиво выкладывать, там называют убийцу :(
принц Септимус

(no subject)

По телевизору надысь показали "Рыцаря-Демона Ночи", один из любимых фильмов моего отрочества. У маминых знакомых был видак и кассета с "Рыцарем-демоном" и "В пасти безумия". Вот второе мне нравилось в меру, а первое я смотрела, и смотрела, и смотрела.
Так вот, его сейчас показали, и я вспомнила!
На вопрос, как выглядит Гоблин (иногда немногие посвященные интересуются), я обычно отвечаю, что он выглядит как Гэбриэл Бирн, только без шнобеля, как Кристофер Уокен, только не такой жуткий, и как Уиллем Дефо, только меньше похож на крокодила. Но это несколько расплывчатое описание.
А теперь я вспомнила: когда я себе раньше представляла Гоблина, я ориентировалась на чувака из "Рыцаря-демона". Не на того, который Билли Зейн, а на хорошего. Он похож!

принц Септимус

Про блоху.

Застолье, как это всегда бывает, прошло свою бурную фазу и дошло до фазы тихой и полной самопознания.
Обессилевший Эмиль полулежал на стуле, свесив ноги и запрокинув голову, и мелодически похрапывал. Столь же обессиливший Франкур полулежал на стуле, вытянув ноги под столом, и насвистывал, пальцами отбивая по столешнице ритм. Он сочинял новую песню. Рауль, зримо отличаясь от товарищей, сидел на стуле прямо и чинно (ноги Франкура, заняв все свободное место под столом, естественным образом  вытеснили оттуда все прочие ноги и лишили Рауля возможности принять расслабленную позу) и предавался тягостным раздумьям.
Его снедал комплекс неполноценности.

Collapse )